Река, которая течет вверх. Что же нас ожидало впереди...

Под вечер нашим взорам открылась монументальная крепостная стена, венчающая осыпь левого берега. В разлом стены ворвались лучи заходящего солнца. Мы плыли вдоль стены, а она все не кончалась. Что там за стеной?

А за стеной, метрах в двухстах от нас, текла другая река, Джогджо.

В этом таинственном месте у нас запланирована дневка. Под самой стеной, правда, встать невозможно. До впадения Джогджо в Котуйкан осыпь стекает прямо в реку. Маленькая стояночка есть на противоположном берегу, у подножия величественной башни–сфинкса — тоже своеобразнейшего украшения здешних мест.

И вот мы поднялись на стену и замерли от восторга. За спинами у нас тек Котуйкан, стены же перед нами поднимались из другой реки. Река прибегала к нашим ногам и, делая огромную ровную излучину, снова убегала вдаль, чтобы через несколько километров уже соединиться в одну с Котуйканом. Тянущаяся между реками стена убегала вдоль Джогджо, распадаясь там на сказочные диснеевские замки — один краше другого. Постройки из белых и серых камней повсеместно украшал ярко-рыжий лишайник.

Тут и там виднелись раскиданные по долинам загадочные города.

Любуемся, снимаем, снимаем, и снова замираем и любуемся…

Будет ли что-нибудь удивительнее этого? Какие чудеса нас ждут еще впереди?

А впереди нас ждал «город Гауди». В мнении, что это чудо природы невероятно похоже на бессмертное творение Антонио Гауди Саграда Фамилия мы все сошлись мгновенно.

Вообще мы ожидали, что в этом месте что-то должно быть особенное, ведь карта нам говорила о том, что здесь необычайно высокий и крутой левый берег. И вот мы увидели залитый солнцем склон левого берега, который венчали высокие башенки причудливых форм. Собираясь в группы, они образовывали неповторимые по красоте ансамбли.

Мы гуляли по этим городам и уже искренне верили в то, что в древние времена здесь процветала Великая Анабарская империя, что чудо это ваяли талантливейшие зодчие и вся мировая архитектура имеет корни здесь. Мы вжились в эту фантазию: мы представляли людей, которые здесь жили, задумывались над тем, чем они занимались, как питались, куда и почему исчезли…

А еще нам казалось, что мы попали или в «Затерянный мир», или куда-то вроде таинственной «Плутонии» или «Земли Санникова». И чем ближе к концу похода, тем нам больше казалось, что это какое-то наваждение, что на самом деле всего, что мы видим, вовсе нет. Что мы приедем домой, проявим пленки, а на них будут одни серые осыпи.

Но кто же этот таинственный зодчий, который смог создать такое великолепие?

А зодчих было немало. И имена им: время, ветер и вода, песок и лед.

В кембрийском периоде палеозойской эры, может чуть раньше, то есть примерно пятьсот восемьдесят миллионов лет назад начали складываться новые породы — доломиты. Доломиты — это отложения окаменевших глин. Постепенно, в течение миллионов лет работали над ними упорные зодчие. Песчинка сверлила трещинку. В трещинку попадала вода. Она замерзала. Лед раскалывал камень еще сильнее. А потом за работу принимался ветер…

И вот образовались такие причудливые замки. Сколько времени это чудо природы еще будет украшать мир? Ведь наши упорные зодчие, увы, они своими руками построили, своими и разрушат. Еще несколько миллионов лет — и не будет этих творений…

А сейчас: подойдешь к таким замкам поближе, кажется, на одном камне все держится. Кажется, толкнешь — и все рухнет. Но, нет. Не рушатся так замки — прочно стоят. Не пришла еще их пора…

продолжение следует