Моя деревня. Рассказы.

Мороз и солнце

.

За ночь изба сильно остыла. Значит, мороз на дворе. А вечером вроде ничего не предвещало. Мела поземка. Лишь лик, слегка похудевшей на правую щеку луны, прорывался сквозь бегущую серую облачность…

Я открыла глаза. Я знала, что фонарики на елке давно перегорели. Но сейчас почему-то на ней светились несколько огоньков — точно лампочки. Ответ на немой вопрос был прост — сквозь плотно завешенные шторы в дом врывалось несколько лучей солнца, и они зажигали разноцветный елочный дождь.

Я бросилась к окнам, сдернула шторы, и мою старенькую избушку залил солнечный свет.

Быстрее на улицу! Что там? Ноги в валенки, полушубок на плечи — и через минуту я уже стою завороженная на морозе.

Мир был белым. Но не таким белым, когда летит снег или стоит туман. Мир был посеребренным. На деревьях застыла изморозь, и в свете солнца так же, как и на моей новогодней елке, на них то тут, то там загорались веселые огоньки. Сам воздух тоже был соткан из невидимых белых и серебристых нитей. Но, тем не менее, он был прозрачен, и казалось, что светится сам воздух. Горизонт был подкрашен в нежный розовый цвет — не так давно встало солнце. Сейчас же оно парило в небе, даря миру мягкий свет, длинные синие тени и разноцветные искры на свежевыпавшем снегу.

.

Фейерверк новому лету

 .

Днем парило. Воздух был густой-густой. Плавно исчезли все звуки — замолкли трели неугомонных птиц, не шелестела трава. Постепенно этот густой сироп заполнили полчища черных злых комаров. Они, как в киселе, плавали в воздухе. Такое положение дел им явно не нравилось, отчего они становились все злее и злее.

Очень захотелось из этого ада сбежать в прохладу избы.

Я прилегла и закрыла глаза. Но что-то толкнуло меня. Я выскочила на крыльцо. В этот момент пришел резкий порыв ветра, прокатилась волна по зеленому морю травы, согнулись деревья. Ко мне со всех сторон приближались резвящиеся грома. Белая полоса дождя уже покрыла соседнюю деревню, речку… И вот уже «дождевые перлы» повисли над соседним домом. Вижу, как сосед понесся стремглав домой. Порыв ветра, новая зеленая волна у моих ног, и вот уж вправду «ветреная Геба, кормя Зевесова орла, громокипящий кубок с неба, смеясь, на землю пролила» — на мой дом обрушился поток воды. Молнии сверкали одна за другой, не давая затихнуть грому. Они разрывали небо то с одной от меня стороны, то с другой. Одна молния отливала серебром, другая — бронзой. И мне показалось, что это природа устроила фейерверк новому лету…

Свет от молний слабел, раскаты грома удалялись — спешил обогнуть Землю фейерверк нового лета. «Ура! Впереди Новое лето! Встречай природа! Встречай лес! Встречайте звери и птицы!»

Дождь еще не утих, но уже стали слышны трели соловья, крекот дергача, вещание кукушки, и прочий весенний щебет.

.

Белая радуга

Небо висело над миром огромным черным бархатным куполом. На нем искрились и переливались мириады серебристых точек — звездочек. Яркой белой лентой вырисовывался Млечный путь, лучились крохотные Плеяды, смеялась радостная Венера, гордо высился над миром ковш Большой Медведицы. Казалось, протяни руку — и ты снимешь с неба стеклянный шарик, как с новогодней елки. Или на ладони окажется хрупкий каркас веселых Плеяд или Малой медведицы…

Луны не было, а света звезд не хватало, чтобы осветить Землю. В луче фонарика заиграли травы, засеребрились. На кончике каждой травинки вспыхнул ледяной шарик застывшей вечерней росы…

Утром вокруг дома было все бело. Белым был воздух, заполненный, как ватой, белым плотным туманом. Белыми были Земля и трава, белыми были дома и деревья. Постепенно над соседней крышей стало подниматься солнце. Цыплячьего цвета шар расплывался в тумане. Но вот уже лучики заиграли на инее травы, запереливались огоньки. Весь мир оплел сказочный серебристый узор замороженных зонтиков сныти, ворсистых стволов и листиков вытянувшейся за лето крапивы, на огромных лапах лопуха! Заиграла симфония капели — это солнышко пригрело крышу…

И вдруг из уже рассеивающегося тумана на полнеба выросла радуга. Но нет, это была не радуга. Она не светилась своими вечными семью цветами. Дуга была… белая…

.

Ведьмина ночь

 .

Эти ненормальные потащили меня на болото. Сыро же. Дождь краплет. Я бы сейчас в избушке расслабилась. А им клюкву подавай!

Хорошо, дождь прекратился….

Противно на болоте. Села на коленки — мокрые сразу. Холодно. Наклоняться — совсем беда. Ко всему прочему руки коченеть стали…

А с природой тем временем что-то происходило. Небо разъяснилось. И без того яркие, оранжевые от воды, стволы сосен оказались залиты закатным золотисто-желтым солнцем. Мир преобразился. Появилось предчувствие праздника…

Солнышко, пробежавшись по сосновым стволам, добежало до их макушек и погасло. Холодно совсем стало. Пальцы уже почти не слушаются.

— Люди, может, пойдем!

— Нет. Еще чуть-чуть…

И все же уходим.

Обернувшись с опушки, мы увидели, что уходим из абсолютно белого болота — оно утонуло в тумане…

Мы спешили домой, а туман полз за нами, постепенно заполняя и лес.

Перед полем я отстала. И что же я увидела, выходя к любимой березе…

Я увидела две фигуры, слегка различимые в молоке тумана. Такими же неясными сказочными силуэтами вырисовывались деревья. Как декорации на сцене. Но что-то еще не так было в этом мире. Откуда-то сзади лился свет, делавший весь этот мир еще более неестественным, еще более таинственным…

Это всходила полная луна…

.

Двойное солнце

 .

Это было счастье. Светило солнце. Вся природа была какая-то вымытая. Было светло-светло. И если бы не золото берез, я сказала бы, что сейчас ранняя весна.

Небо было нежно голубым. По нему, словно играя в салки, бежали легкие белые облака. Трещали кузнечики, веселились птицы.

Солнечные лучи обтекали меня. Я купалась в них и радовалась. Я была счастлива.

Неужели в такой светлый солнечный день можно ходить по магазинам? «Крутиться» на кухне? Ругаться с домочадцами? Лежать у телевизора? Сидеть за компьютером? Разве можно в такой день делать что-либо, кроме как шагать по этому осеннему полю?

И вдруг… Как волна…

Можно! Можно…

Можно утопать в объятиях любимого!

Но только не в сумерках холодной комнаты. На мху, на траве, или у тихо журчащей печки в пахнущем смолой деревенском доме. В красоте. Ловя лучи этого осеннего чистого солнца. И тогда… Тогда у тебя будут два солнца, точнее, двойное солнце…

PS. Вчера в Смоленске я сидела в чайной под названием «Двойное Солнце». Наверное, это о том же…

.

Свет

 .

Зима нынче стояла суровая. Сегодня на дворе зашкаливало аж за тридцатник…

Кутаясь в полушубок, я вышла из дома…

В небе парила полная луна. Казалось, что она летела мне навстречу. Но луна оставалась, конечно, на месте — это летели облака.

По глубокому снегу я добралась до края деревни. Было светло, не как днем, конечно, но было СОВСЕМ светло. Деревня лежала, как на ладошке. В трех домах мягким желтым светом горели окошки, окошки с переплетом в виде буквы «Т». Казалось, что от этого мягкого желтого света становится на дворе теплее…

Я снова подняла голову. Небо совсем разъяснилось, и стало черным-черным. На нем горели яркие белые точки — звездочки. Луна улыбалась своей обворожительной улыбкой. В ее свете стали четко различимы макушки деревьев, побеленные инеем. Звездочки, искрящиеся на деревьях, дополняли небесный парад…

Утром изба залилась розовым светом. «Что там?» — и я выскочила во двор. Из-за леса вставало солнце, окрашивая белый-белый мир нежным розовым светом. Розовым был снег, розовыми были деревья, розовыми были избы, лишь небо было голубым…